Права и обязанности экспертов

Проведение судебно-психиатрической экспертизы

Проведение судебно-психиатрических экспертиз, как прави­ло, поручается постоянным судебно-психиатрическим комисси­ям, которые работают на базе психоневрологических диспансе­ров и психиатрических больниц. Состав этих комиссий утверждается приказом департамента области или го­рода, где она создается.

Наиболее сложные, в том числе по­вторные, экспертизы обычно поручаются научно-исследовательскому ин­ституту общей и судебной психиатрии им. В. П. Сербского.

Кроме того, следователь и суд могут сами определить персо­нальный состав экспертной комиссии или поручить республи­канскому министерству здравоохранения или Министерству здравоохранения РФ образовать такую комиссию.

В целом следователь и суд могут поручить проведение судебно-психиат­рической экспертизы любым врачам, имеющим специализацию по психиатрии.

Судебно-психиатрическая экспертиза, как правило, прово­дится комиссионно в составе не меньше 3 психиатров: доклад­чика, члена и председателя комиссии. В диагностически слож­ных и наиболее ответственных случаях комиссия обычно состо­ит из большего числа членов; проведение экспертизы двумя или одним психиатром допускается лишь как исключение при объ­ективной невозможности обеспечить полный состав комиссии.

Права и обязанности экспертов

Согласно процессуальному законодательству, эксперт имеет право с разрешения следователя и суда знакомиться с данны­ми уголовного дела, необходимыми для экспертного заключения.

Органы, назначающие экспертизу, обязаны предоставить эксперту необходимые материалы. Предоставляемые в распоря­жение экспертов-психиатров следствием или судом сведения являются фактическими данными, которые рассматриваются как объективный анамнез свидетельствуемого в противополож­ность субъективному анамнезу, сообщаемому им на экспертизе.

Эти данные включают медицинскую документацию (подробные выписки из историй болезни, их копии или подлинники), про­токолы свидетельских показаний, характеристики с места ра­боты и жительства и иногда письменную продукцию обследуе­мого (например, его дневники, записи, сочинения и т. п.).

При анализе указанных материалов следует иметь в виду, что особые трудности для экспертизы представляет психическое состояние больных на начальных стадиях заболевания, при медленно текущих, “вялых” формах психических расстройств, в период поляых ремиссий, а также при психопатических про­явлениях.

Очевидцы общественно опасного деяния и те, кто знал обследуемого по работе или в быту, нередко не замечают таких болезненных симптомов или не придают им серьезного значения, объясняют их особенностями характера, отрицатель­ным влиянием микросоциальной среды или иными “психоло­гически понятными” причинами.



На продромальной и начальной стадиях многих психических болезней больные зачастую остаются включенными в реальную жизнь. Они предъявляют неспецифические жалобы—на голов­ную боль, недомогание, переутомление и т. п. В то же время на фоне упорядоченного поведения у них могут эпизодически на­блюдаться отдельные неожиданные странные и нелепые поступ­ки, в том числе и общественно опасные.

При медленном, вялом течении болезни (в частности, при шизофрении, эпилепсии и др.) у больных может длительно сохраняться относительная социальная адаптация. Окружаю­щие нередко считают их людьми со странностями, оригиналами, но в характеристиках нет никаких данных, которые вызвали бы подозрение о наличии психического заболевания. По собствен­ной инициативе свидетели могут не сообщить о необычных поступках данного лица, если их об этом не будут спраши­вать.

Эксперты-психиатры должны своевременно обращать вни­мание на материалы дела, характеризующие личность обсле­дуемого. В случае необходимости следует ходатайствовать о предоставлении дополнительных сведений. Их можно получить прежде всего путем допроса свидетелей о психическом состоя­нии и поведении данного лица до правонарушения, в момент его совершения и в дальнейшем. Эксперт-психиатр может в консультативном порядке сообщить следователю, какие сторо­ны психического состояния подэкспертного следует дополни­тельно выяснить и у кого из родственников, сослуживцев и т.п. Иногда экспертам приходится формулировать вопросы, которые следователь должен задать свидетелю для уточнениясостояния обвиняемого.

Хотя материалы дела являются основными документами, ко­торые используют эксперты, изучая жизнь и поведение обсле­дуемого, иногда они содержат различные и даже противопо­ложные характеристики и свидетельские показания. Понятно, что эксперт не может односторонне использовать содержащиеся в уголовном деле противоречивые данные, иначе суд может определить проведение повторной экспертизы. Отметив различ­ные стороны поведения подэкспертного, в последующем, в мо­тивировочной части акта, следует дать разъяснение этим противоречиям, указав, например, что заключению о невменяемости при диагнозе шизофрении не противоречат данные о том, что обследуемый вел себя внешне упорядочение, имел положитель­ные производственные характеристики и т. д.



При назначении судебно-психиатрической экспертизы обви­няемому перед экспертами-психиатрами, как правило, ставят следующие вопросы:

Страдает ли он каким-либо психическим заболеванием, и если страдает, то мог ли он отдавать себе от­чет в своих действиях или руководить ими при совершении инкриминируемого ему деяния, т. е. вменяем ли он?

Для оценки возможности участия в судебно-следственных действиях важно установить и психическое состояние подэкспертного в настоя­щее время, т. е. в период экспертизы.

При констатации психического заболевания, возникшего после совершения преступления, но до вынесения приговора, также как при вынесении заключения о невменяемости, перед экспертами-психиатрами ставят вопрос о том, нуждается ли обследуемый в применении мер медицинского характера и ка­ких именно.

Наряду с этими общими вопросами обстоятельства дела могут потребовать выяснения и ряда других моментов. В част­ности, следственные органы и суд могут интересовать время и начало заболевания, состояние психического здоровья обсле­дуемого в различные периоды его жизни, а не только в момент совершения преступления.

При совершении невменяемым больным общественно опасного действия вскоре после выписки из психиатрической больницы может возникнуть сомнение в правомерности и своевременности его выписки из больницы. Дополнительные вопросы могут касаться также обоснованности психиатрических диагнозов и экспертных решений, ранее уста­новленных обследуемому, о наличии или отсутствии у него симулятивного поведения и др.


9139972396160921.html
9140014166668055.html

9139972396160921.html
9140014166668055.html
    PR.RU™